zeftera.ru.

Валуев: Моя задача — трое детей

Анатолий Валуев «Я дважды намеревался биться с Кличко, однако мы с ним так и не сумели условиться – он то не приезжал на встречи, то по критериям не соглашались.

«Я дважды намеревался биться с Кличко, однако мы с ним так и не сумели условиться – он то не приезжал на встречи, то по критериям не соглашались. Тогда я принял решение заняться собственным состоянием», — рассказал Анатолий Валуев в своем интервью газете ВЗГЛЯД. Отечественный супертяжеловес сообщил, какую музыку слышит перед битвой, о чем грезит, какие кинофильмы пересматривает, и рекомендовал свежий метод определения самого лучшего боксера в истории.

37-летний отечественный супертяжеловес Анатолий Валуев готовится к процедуры на левой кисти. Сзади у боксера трудная процедура на плече, которую он выдержал несколько лет назад. несколько месяцев как он отложил все тренировки на ринге и с нетерпением ожидает скорого излечения, чтобы вновь помериться силами с самыми лучшими боксерами мира.

«Чтобы осознать, кто самый лучший, нужно скопить всех, и пускай стреляют друг дружку, и посмотрим, кто мощнее»

— Значительно ли поменялась ваша жизнь после такого продолжительного неимения в спорте?

— А отчего это вы меня выбрасываете из спорта? Я никуда уходить не намерен, был незначительный интервал после заключительного поединка, однако мне было надо восстановиться. Позднее я дважды намеревался биться с Кличко (В. – Ред.), однако мы с ним так и не сумели условиться – он то не приезжал на встречи, то по критериям не соглашались. Тогда я принял решение заняться собственным состоянием.

— У СМИ проходила информация о том, что у вас неприятности с коленчатыми суставами…

— Нет, информация неправильная. У меня неприятности с плечом и левой кистью. На плече я процедуру сделал, вроде все работает как следует, и вскоре буду делать процедуру на левой кисти. А затем вновь начну тренировки.

— Давно вы не упражняетесь?

— Недели 3 . Ясно, что держу себя в фигуре, однако это так – зарядка.

— Еще не помышляли, с кем хотели бы выходить на ринг?

— Как про это можно размышлять, когда процедура на носу… Никто еще не знает, сколько буду возрождаться. О подобных вещах до процедуры не следует даже размышлять.

— С физической подготовкой ясно, а психологически что помогает отлаживаться на поединок?

— Сам настраиваюсь, ничего не помогает.

— К примеру, можно ли соединять положение перед битвой с какой-то музыкой?

— Перед битвой это, пожалуй, Nickelback.

— Какой поединок подался вам труднее всего?

— Первый, разумеется. И на физическом уровне, и психологически.

— А какие кинофильмы можно изменять, и вам не наскучит?

— «Отличительные черты государственной охоты» и «Отличительные черты государственной рыбной ловли».

— Вы завзятый рыболов, какая из задержанных рыб могла бы стать объектом вашей гордости?

— Когда-нибудь словил в Карибском море большую барракуду. Это, разумеется, была гигантская рыба. Впрочем, я бы не заявил, что протраленная рыба может служить объектом гордости. Впрочем для кого-то и это, вполне может быть, завоевание.

— У вас есть задача?

— Не предпочитаю про это повествовать. Однако раскрою незначительный секрет – грезу о 3-ем малыше. Крайне хочу, чтобы у меня было трое детей. Вот такая задача.

— Вашу детскую спортивную школу является целиком реализованной иллюзией либо задумкой? Может, у нее некая конечная задача?

Ключи:  бокс

— Реализованной мыслью можно. Однако у школы не может быть конечной задачи, поскольку туда идут дети, и эти дети регулярно растут. Очень много детей, которые идут струями, обучаются, проживают данной школой, спортом и им нужно помогать идти далее. Вполне может быть, однажды школа разовьется в факультет, быть может, как-нибудь иначе все выработается, однако так или иначе она продолжит работать.

— Вам не жутко было в 20 лет быстро изменять вид спорта (Валуев – мастер спорта по метанию диска – Ред.)? Что подвигло на это?

— Желалось попробовать свои силы в боксе, осознать, что это такое, как это будет у меня выходить. Я, на самом деле, жизнь начинал заново. Разумеется, я как спортсмен осознавал, что это такое, и осознавал, что подхожу под условия бокса, но как все выработается и во что изольется, даже не планировал задумывать. Ну, положа руку на сердце, денежная образующая сразила собственную роль.

— Вы довольно часто не соглашались с собственными тренерами?

— Не соглашаться можно же по-всякому. Можно что-нибудь предоставлять в обмен, совещаться – это неплохо. Однако вот когда стартуют солидные дискуссии с тренерами, они, обычно, значат, что либо спортсмен перешел тренера, либо инструктор сам считается источником инцидента, либо то, что молодой перспективный спортсмен отрывается от действительности и начинает размышлять, что он искушеннее тренера.

— У вас такого не было?

— С тренерами – нет. Спорт требует регулярной предельной эффективности. Когда делаешь все как следует, не до амбиций, ну и идеи такие воспринимаются как неприемлемые.

— Очень много подобных примеров, когда юные спортсмены омрачали себе карьеру из-за амбиций, вы встречали?

— Не заявлю, что очень много, однако были.

— С кем из знаменитых боксеров прошлого вы бы планировали повстречаться на ринге?

— Вы не представляете, как мне наскучил данный вопрос. Вы, пожалуй, еще спросите, кого из боксеров думаю самым лучшим…

— Намеревался…

— Ну, тогда отвечу так. Прежде всего, чтобы осознать, кто самый лучший, нужно скопить всех, и пускай стреляют друг дружку, и посмотрим, кто мощнее. Мне лично представляется самым лучшим Ленокс Льюис.

— Очень многие комментаторы рассказывают о том, что в настоящее время бокс не тот – закончил быть впечатляющим непредвиденным, вы с данным согласны?

— Пускай рассказывают. Пожалуй, им виднее, они же бокс понимают больше, чем тренеры и боксеры, невзирая на то, что многие из них никогда в жизни даже спортом не занимались. В случае если основательно, мне такие диалоги напоминают причитания бабулей, которые находятся на лавочках у подъездов, упоминают юность и рассказывают, что ранее трава была зеленее и мороженое сладостнее. Такие вещи всегда будут заявлять, это качество нашей природы. И для нас с вами то, что было в время нашей юности, будет лучше, чем то, что будет, когда мы постареем, и для наших детей — то же самое. И всегда юные будут не согласны со дедами, а старики с юными.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *